Онко портал » НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ В ДЕЙСТВИИ, ПАЦИЕНТЫ – ЗА БОРТОМ?

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ В ДЕЙСТВИИ, ПАЦИЕНТЫ – ЗА БОРТОМ?

26.02.2018

шамрай

На приобретение химиопрепаратов для лечения женщин с агрессивной формой рака груди в Винницкой области в 2018 году выделили 15 млн грн. – а это вдвое больше, чем в прошлом  году область смогла заказать этих же препаратов по квотам госзакупок. Только вот приобрести лекарства для пациенток в области не могут, ведь законодательно прописано: регионы могут закупить их только после того, как на 100 процентов обеспечат все с Нацперечня. И поэтому сейчас: препаратов по госзакупкам за 2017 еще нет, тендеры по региональным закупкам не объявлены, пациентки прервали лечение. Вот как прокомментировал эту ситуацию газете “Ваше здоровье” главный врач Подольского регионального центра онкологии, доцент кафедры онкологии и медицинской радиологии Винницкого национального медуниверситета им. Н. И. Пирогова доктор медицинских наук Владимир ШАМРАЙ.

Национальный перечень лекарственных средств, который был утвержден Постановлением Кабинета Министров Украины от 16.03.2017 г.. №180, не выдерживает никакой критики – об этом говорили и специалисты по различным направлениям медицины, и представители общественности. Онкологи также забили тревогу, ведь из указанного перечня исчезли таргетные препараты, которые сегодня считаются одними из самых перспективных в лечении онкобольных. Кстати, в старом перечне, которым руководствовались ранее при закупке лекарственных средств, было восемь молекул моноклональных антител, а после принятия Постановления №180 осталась одна. 13 декабря 2017 Правительство приняло новую редакцию Национального перечня основных лекарственных средств, однако ситуация не изменилась, и связанные с этим прогнозы крайне неутешительны. Например, из Национального перечня исчез препарат трастузумаб, который, в частности, применяют в терапии HER2 – положительного подтипа рака молочной железы (особенно агрессивного), на который страдают преимущественно молодые женщины репродуктивного возраста (примерно 5-7% от общего количества таких больных). Кстати, этот препарат включен в ориентировочный перечень основных жизненно необходимых лекарственных средств, разработанный ВОЗ для развитых стран и развивающихся. На его основе и составляются соответствующие национальные перечни. Украина же пошла уникальным путем, ведь предложила решать проблемы онкобольных самым больным и их семьям. Ибо сегодня медицинские учреждения не имеют возможности закупать химиопрепараты, даже если на местном уровне найдут соответствующие средства. Мы постоянно недополучали лекарства по поставкам МОЗ и пытались хоть как-то компенсировать их дефицит за счет местного бюджета, однако сейчас сложилась беспрецедентная ситуация. В 2017 году область не получила от Минздрава ни  одного химиопрепарата из заявленного перечня (общая квота Винницкой  области за централизованными закупками на 2017 год составила более 17600000 грн, из них более чем 7300000 грн предполагалось на приобретение 580 флаконов трастузумаба). Зато согласно областной программе лечения онкобольных, принятой в декабря 2016 года с общим бюджетом 367 млн грн, на 2017 год было предусмотрено закупку химиопрепаратов на 15 млн грн. Так вот, мы даже превысили эту квоту примерно на 500 тыс. грн, но закуплены лекарства уже полностью использованы. К сожалению, в Винницкой области ежегодно регистрируют более 550 новых случаев рака молочной железы. И примерно 30-40 таких пациенток нуждаются в лечении именно трастузумабом – альтернативы не существует, к тому же препарат внесен в отечественные протоколы лечения, как и в стандарты других стран мира. На сегодня у нас сложилась критическая ситуация, когда, с одной стороны, есть определенные возможности областного бюджета закупить эти лекарства по региональной программе лечения онкобольных (в частности, местные власти выделили 15 млн грн. на приобретение химиотерапевтических препаратов в 2018 году), а с другой – существует ограничения Национального перечня, поскольку закупки за средства областного бюджета также должны проводиться в его рамках. Пациенты, которые начали получать указанный препарат прошлого года, оказались в критической ситуации: терапию прерывать нельзя, запас лекарств исчерпан, закупить их за бюджетные средства невозможно, а стоимость лечения неподъемная для больных – в среднем курс обходится  около 800 тыс. грн. (в зависимости от фирмы – производителя указанного препарата). Поэтому руководство областного Департамента здравоохранения обратилось к ОГА с просьбой поднять этот вопрос перед правительством. Крайне важно пересмотреть Национальный перечень основных лекарственных средств или разрешить закупку недостающих в нем препаратов за счет местных бюджетов. На местах лучше знают особенности заболеваемости населения, поэтому должны иметь право тратить средства областного бюджета, ориентируясь на реальные потребности в тех или иных лекарственных средствах. Утвержденный вариант Национального перечня основных лекарственных средств вызывает недоумение у онкологов еще и потому, что одной рукой МЗ ограничивает количество действенных современных средств для лечения онкобольных, а другой – выдает приказ, который настоятельно рекомендует внедрять в клиническую практику международные протоколы. А они их читали? Или вообще не ориентируются в том, что требования этих протоколов нельзя выполнить с таким Национальным перечнем? Подобное противоречие возникает, когда, несмотря  на утвержденный Приказ МЗ Украины №845, который четко регламентирует, что онкологические больные должны лечиться в специализированных медицинских учреждениях, отдельный департамент этого же ведомства направо-налево выдает лицензии на лечение указанного контингента частным клиникам (без проверки соответствия материально- технической базы), что часто приводит к печальным последствиям. Кому выгоден такой хаос? Поэтому очень хотелось бы услышать от представителей Минздрава, на что они ориентируются в своей политике, как работать в таких условиях нам, врачам, и главное – каковы перспективы развития отечественной онкологии при таком отношении? Также пора хотя бы один раз в два года наконец собрать специалистов отрасли, потому что «пробиться» в одиночку к руководству нашего Министерства невозможно, даже для решения жизненно важных вопросов. Там с распростертыми объятиями принимают только активистов некоторых пациентских и общественных организаций, с медицинским сообществом МЗ потеряло связь, и это деструктивная тенденция. Это подтверждает и процесс принятия Национального перечня основных лекарственных средств, когда у Министерства не возникло желания собрать специалистов (не пригласили ни ведущих специалистов Национального института рака, ни представителей регионов), посоветоваться с ними, изучить реальные потребности, хотя времени на это хватало, ведь в 2016 году перечень был отклонен и отправлен на доработку. И прискорбно констатировать, как его «доработали» за это время в кулуарах. Я никоим образом не утверждаю, что в перечень попали ненужные препараты,  большинство из них мы применяем в своей ежедневной практике. Но без блока таргетных и других инновационных лекарственных средств специалисты не смогут оказывать помощь больным на современном уровне, согласно с лучшими клиническими протоколами. Национальный перечень должен формироваться на основе медицинской доказательности и ориентироваться на стандарты лечения ЕС, поэтому должен быть значительно шире и включать как хорошо известные лекарства, так и   инновационные. Поэтому нужно либо расширить Национальный перечень основных лекарственных средств (обязательно привлекая к этому процессу специалистов в той или иной отрасли, потому что если и в дальнейшем ориентироваться исключительно на мнение представителей общественных организаций, наступим на те же грабли и снова окажемся в тупике), или же позволить закупать те или иные препараты по квотам областных бюджетов в обход Национального перечня. Иначе нас ждет катастрофа: количество онкобольных увеличивается, а спектр закупок действенных препаратов для их лечения – уменьшается. И речь идет не только о раке молочной железы. В Национальный перечень, например, не вошли препараты с действующим веществом бевацизумаб, которые являются эффективными при раке пищеварительного тракта, а также «революционные» препараты с доказанной эффективностью для лечения рака легких и других локализаций. В конце концов, это приведет к неконтролируемым последствиям, а возможно, и к социальному взрыву, когда у МЗ соберутся онкобольные (по статистике их в Украине уже более 1 млн) и их родственники, на плечи которых государство перекладывает спасение близких людей. Но чиновники не слышат ни пациентов, ни врачей, ни власть на местах, при том, что мы просим даже не дополнительные деньги, а возможность реализовать право закупать лекарства для наших больных за средства областного бюджета! Недавно одна из наших пациенток обратилась в Минздрав с письмом-просьбой обеспечить ее одним из таргетных препаратов, который она уже использует, но сегодня он не включен в Национальный перечень. Так вот, Минздрав не нашел ничего лучшего, как перенаправить это письмо … в область, мол, решайте проблему. При этом не указал, как это можно сделать в нынешних условиях. Выгодная позиция: пообещать, что с утверждением Национального перечня каждый пациент будет обеспечен жизненно важными лекарствами и сможет требовать их в лечебное учреждение, а затем умыть руки. Минздрав также лукавит, когда утверждает, что существуют другие варианты выхода, например, подать предложение на приобретение необходимых лекарств, которые будут закупаться международными специализированными организациями. Ведь этот перечень уже готовым спускается в регионы для выбора из того, что «подано», наши же дополнительные заказы никто не учитывает. Похоже, у наших пациентов также нет другого выхода, чем идти в аптеку за лекарствами, не предусмотренными Национальным перечнем. Вот только там их не всегда можно купить, и цены на некоторые из них – заоблачные (отчасти больным приходится продавать имущество). Меня удивляет позиция Минздрава, который еще два с половиной года назад обещал навести порядок в госзакупках лекарств, а сейчас не может вовремя провести тендерные процедуры. Поэтому как один из вариантов конструктивного решения данной проблемы предлагаю передавать средства государственного бюджета для каждого региона в виде субвенции на приобретение химиопрепаратов. А для предотвращения коррупционной составляющей тендерные процедуры осуществлять с участием представителей общественных организаций. В таком случае ответственность за своевременное получение химиопрепаратов ложиться на местных руководителей. Прошло почти 2 месяца 2018-го, а мы не получили ни одной позиции по поставкам МОЗ по 2017-му, по 2016-му – на 96%! Но это уже – поле деятельности соответствующих контролирующих органов.

Все статьи раздела: "Публикации"








Руслана Холохоренко
04.03.2017 Руслана Холохоренко

Самое сложное испытание

Євгенія Гінзбург
17.02.2017 Євгенія Гінзбург

Реабилитация. Есть ли у вас план?

Ангеліна Шостак
17.01.2017 Ангеліна Шостак

Советы от “бывалой”




Перевірити наявність ліків


Популярные